[ Нові повідомлення · Учасники · Правила форуму · Пошук · RSS ]
Сторінка 1 з 11
Модератор форуму: ailazarev 
Форум » Культура та мистецтво » "Фабрика бард-звёзд Александра Лазарева-криворожского" » Памяти Леонида Золотько
Памяти Леонида Золотько
ailazarevДата: Середа, 03.08.2016, 08:11 | Повідомлення # 1
Полковник
Група: Модератори
Повідомлень: 73
Статус: Offline
ПАМЯТИ ЛЕОНИДА ЗОЛОТЬКО (7.02.1940 -1.08.2016)

1 августа  ушёл из жизни мой добрый друг Леонид Владимирович Золотько. 2 августа мы провели его в последний путь. На похороны пришли те, кто вместе с ним начинал строить КГОКОР. Леонид Золотько посвятил свою жизнь служению людям. До последнего дня занимался активной общественной деятельностью на посту председателя ветеранской организации КГОКОРа и внештатного директора музея и фотографа комбината . Большой вклад внёс Леонид Золотько в развитие культуры и спорта района. Мы вместе с ним в 2009 году начинали проводить фестиваль бардов "Песни с КГОКОРа", вместе создавали общественную организацию "Театр авторской песни", вместе писали книги о КГОКОРе. Он издал небольшим тиражом свою "Стройку века" и стал одним из главных героев  моей книги о комбинате "Труднообогащаемый КГОКОР".  Мы всегда помогали друг другу в трудную минуту. Он был большим интеллигентом, я многому научился у него.
Очень горько и больно осознавать, что теперь его нет.
Мы глубоко скорбим о потере очень дорогого нам человека и выражаем соболезнование его родным и близким.
Земля тебе пухом, Леонид Владимирович.
Мы помним тебя и любим.
Отрывок из книги "Труднообогащаемый КГОКОР"

… Леонид Золотько работал главным энергетикомсортопрокатного цеха в Туле. Тут он оказался после окончания КГРИ. Тут же по
ускоренной программе доучился и получил должность коммерческого директора.
Коммерческий директор – это вечный командировочный. Заезжал он частенько и в
Кривбас, забитый до отказа мясом, салом и синими утками. А в то время Тула –
бе-е-едная! Тут кроме цыбули и сосисок – вообще ничего нет … зато есть шесть
электричек, и каждый день вся Тула ездит с торбами в Москву. Не хватает дынь,
помидоров, абрикос, арбузов не хватает… Одним словом, не хватает криворожского
изобилия, да и родители Золотька дожили в Кривбасе до такого состояния, что
начали частенько хворать. Как-то проездом заехал Леонид на СевГОК к Елезову– генеральному директору.
– Василий Михайлович, берите меня на СевГОК на работу.
Елезов ему – раз! – и подписал письмо на перевод,
для трудоустройства по специальности. А уйти с должности, которую утверждают
райком с обкомом, практически невозможно. Но на то он и Золотько: ушёл таки,
хоть и через полгода, а ушёл. Приезжает в 1976 году, весь рассчитанный, в
Кривбас, а Елезова уже почти нет на СевГОКе: он слишком доверял своим подчинённым,
и они его подставили.
Партия тут же направила Василия Михайловича на
должность главного инженера рудника имени Розы Люксембург. «Роза» в завале, но
за дело взялся кавалер орденов Ленина, Трудового Красного Знамени и двух знаков
Шахтёрской Славы. Однако после того, как его сняли с СевГОКа, чувствовал он
себя здесь униженным и оскорблённым.
Но вернёмся к Леониду Золотько. Молчанов –
заместитель по КФЧ СевГОКа – в недоумении:
– Так это ты что, шесть месяцев рассчитывался?
– Да-а! – говорит Золотько и показывает ему два
диплома. – Возьмите меня. Я хороший.
– Ни хрена. Там уволился, а тут ты, такой хороший,
уже не нужен...
Вызывает Наконечного – начальника
рудо-обогатительной фабрики № 2, и говорит:
– Вот смотри: КИПовец, диплом с отличием, пять лет
работал по специальности, – возьми его к себе.
Взяли. Через полтора года после известных событий
Молчанов снова обратился к Золотько уже с новым предложением: возглавить этот отдел
снабжения и ритмично обеспечивать 23 цеха, в которых работают пятнадцать тысяч
человек, всем необходимым.
– Бросаем тебя в бурную реку. Выплывешь – будешь
дальше работать.
Семь лет Золотько барахтался в той бурной реке,
научился плавать и всплыл. Решил понежиться на солнышке. Появилась возможность
съездить в Германию, поработать там немножко, деток приодеть, квартирку
обставить. Поехал. На заводе во Франкфурте занялся ремонтом военной техники для
советской группы войск. Немецкий подтянул. Он нутром чувствовал, что это ему
скоро здорово пригодится. В Москве все к тому шло.

Широкадуша у нашего народа! У немцев не такая, там всё не так. Золотько только вернулся оттуда, собирался выходить на староместо, на СевГОК, и поведать о немецких законах – когда звонок. Звонит Величко:

Стройка у меня тут начинается. Василий Михайлович тут, у меня – Елезов, ты ж
его знаешь?
–Знаю.
Но
как только Золотько услышал слово «стройка», ему стало не по себе. Он стройку
не любит страшно, просто ненавидит всей душой. Это сплошная грязь, резиновые
сапоги, неразбериха такая!..
–Та вы что, Виктор Пантелеевич! После чистой Германии – какая стройка, та ещё в
Долинской? Та нет, Виктор Пантелеевич. Нет!

Подожди, Леонид Владимирович, ты же серьёзный человек. Я тебе сейчас скажу два
слова, или немножко больше, а ты подумай. Предлагаю тебе должность заместителя
по КФЧ.

О-о-о! – у Золотько и челюсть отвисла.
– Участвовать будут пять стран. И твои немцы любимые. И тысможешь побывать в тех странах.
А Золотько Европу посмотре-ел! Это же небо и земля!
– О-о-о! – тут уже челюсть совсем отпала и началось лёгкое
головокружение. Подумал: «Что на фабрике грязь месить, что в Долинской – какая
разница? А!.. была – не была». Согласился. Поехал.
Виктор Пантелеевич его встретил. Елезов пригласил к себе
Кочмина, посмотрели трудовую Леонида Владимировича:
– Мы тебя берём. Оформляй его,– сказал Елезов.
После Сикорского в «Южруде» министр чёрной металлургии
Галкин тоже  Леонида Золотько посмотрел и
31 января 1985 года подписал приказ. На втором этаже в кабинете размерами 2 х 1
по Ленина, 41 Леонид Владимирович Золотько приступил к своим обязанностям:
начал организовывать финансовую службу. Начальником финотдела назначили Валю
Лищишину. В кабинет Лёни все протискиваются боком, автоцех перешёл под его
крыло и снабжение. Несмотря на трудности, всё-таки много интересного. По
указанию Елезова руководители раз в неделю должны выезжать в Долинскую –
контролировать своих подчинённых, а «кабинетно», работать пока в Кривбасе. Ну,
просидел в кабинете Лёня неделю-две, а потом же надо и на промплощадку ехать!
Самая главная трудность заключается в том, что Золотько
живёт на СевГОКе. Первый раз выбрались в Долинку на «Москвиче» с начальником
автоцеха Сережей Дибровой. Долинская в это время оказалась как никогда в тумане:
за 15-20 метров
ничего не видать… тут одна часть «города», там – другая, какие-то хаты!..
Приехали прямо на свиноферму – «насклад». Оборудование разбросано по всей ферме, в грязи тонет.
– Ребята, – обратился Золотько к  Владимиру Пастушенко, – вы хоть подкладывайте
какие-то деревянные подкладки под него.
Походили, посмотрели, вымазались в грязь. Уезжая, Золотько
ещё раз просил Пастушенко как-то упорядочить этот бардак, а тот сам уже места
себе не находит:
– Ну, нету места, ну, некуда оборудование
девать! Леонид Владимирович, вы ж видите: всё тонет. Я, правда, всё аккуратно
фотографирую. Вдруг кому понадобится, а я покажу: «Вот, было – и нету. Утонуло,
уплыло!»
Раз в неделю ещё можно как-то выбраться в это болото, но
когда поступила команда три раза в неделю приезжать на комбинат, и автобусом –
это кошмар! Золотько выезжает в 5-30, автобус следует до станции Червоная, а
потом в Долинскую. Это пять часов туда и пять обратно, да ещё по бруковке,
последние двадцать километров – сплошные ямы. Это ж язву желудка можно нажить
по такой дороге! Приезжаешь – больной, разбитый. А тут ещё разгрузка вагонов,
составление актов, проверка комплектации оборудования, его систематизация,
хранение – всё это входит в круг обязанностей подчинённых Леонида
Владимировича. А за ним – контроль. И нужно выстоять: коль взялся за гуж, так
не говори же, что не дюж!
Пришли трансформаторы четвёртого габарита, а в них по
70-100 тонн. Кранов нет. Зима. Решили стаскивать их на рельсошпальные решётки.
А Леониду Золотько сегодня нужно уголь перевозить.
– Перебьётесь, – говорит Грибов.
– Простой вагонов, штраф!– возмущается Золотько.
– Я сказал: пе-ре-бьё-тесь!
Золотько – к Елезову.
– Снять с него премию!.. тридцать процентов.
Грибов заявление на стол – бац! Его сейчас и в Криворожском
горисполкоме примут назад с дорогой душой. А Елезов:
– Та что ты там из-за тех тридцати процентов... заявлением
бросаешься?
И пасует...
 
Форум » Культура та мистецтво » "Фабрика бард-звёзд Александра Лазарева-криворожского" » Памяти Леонида Золотько
Сторінка 1 з 11
Пошук: